ЭТО ДАРМОВОЕ СЧАСТЬЕ

 

Если вы взяли в банке кредит, а возвращать не торопитесь или вовсе не собирались, вам грозит встреча с профессиональным «выбивателем»

 

Иван ПЕТРОВ, Игорь МАТУСЕВИЧ

#117 (24162) от 1 июля 2005 года (пятница)

© ЗАО "Концерн "Вечерняя Москва"

 

 

 

Илл.: Алексей МАКАРЕНКО

 

В номере от 21 июня в материале «Игра на выбивание» «Вечерка» уже рассказывала о том, как банки выбивают свои деньги из должников. Сегодня мы, как и обещали читателям, продолжаем эту тему беседой с ведущим специалистом одного из агентств по сбору долгов Игорем Кабановым.

Эти люди не любят «светиться», интервью не дают, и на все вопросы у них обычно один ответ: «Без комментариев». И вот один из них решил впервые открыть карты. Решение свое Игорь Кабанов обосновал просто: «Надоело слушать всякие небылицы».

Бывший офицер спецназа Игорь Кабанов, выйдя в отставку, быстро нашел себе дело. Побывавший, наверное, во всех горячих точках, теперь он трудится в агентстве по сбору долгов, созданном в 2001 году одним из банков. Специализировались на возвращении долгов – так называемых хард-кредитов. Слухи вокруг этого «тайного отдела» ходят до сих пор – о специфических методах работы агентства в свое время писал даже «Форбс».

– Игорь Геннадьевич, как возникло столь необычное агентство, которое так долго находилось в тени?

– С первых же дней образования нашего банка стало ясно, что несмотря на бурно растущий портфель выдаваемых кредитов ему необходимо собственное структурное подразделение, занимающееся возвратом долгов. Слетевшиеся, как мотыльки на свет, мошенники проявили поистине кенгуриную прыть. В результате их бурной деятельности портфель реальных невозвратов разбухал с каждым днем.

В порядке «нашего ответа Чемберлену» в банке было создано Управление сбора просроченной задолженности, где трудились бывшие профессионалы из ФСБ и МВД. Возглавил его Анатолий Акимов, автор идеи нынешнего агентства. Тогда наша команда довольно быстро сумела сбить волну неплатежей, за два года вернув почти 145 миллионов рублей.

– А многие не возвращают долги?

– Это коммерческая тайна. Скажу только, что подавляющее большинство заемщиков – законопослушные граждане. Но есть и те, кто не выплачивает кредиты годами. В результате возникают так называемые хард-кредиты – тяжелые долги. Вот с ними мы и работаем. Заключаем с банком договор на основании статьи 382 Гражданского кодекса, и он переуступает нам право требовать долги, такчто мы автоматически считаемся потерпевшей стороной. После чего вступаем в непростые отношения со злостными неплательщиками.

– Неплательщиков можно разделить на какие-то категории?

– Категория первая, самая легкая для нас, – те, кому выплатить кредит помешали резко изменившиеся социальные обстоятельства: обанкротилась фирма, уволили с работы и т. д. Как правило, это абсолютно нормальные, адекватные люди. Им мы всегда идем навстречу: вместе составим график выплаты долга и подскажем, как заблокировать набегающие проценты.

Вторая категория – те, кто испытывает романтическое влечение к чужим и легким деньгам. Раскинув мозгами (в переносном, естественно, смысле), они решают сыграть с банком в увлекательную рулетку: а что будет, если не отдавать полученное? Сама мысль о том, что берешь чужие, а отдаешь свои, кажется им невыносимой.

Поиски дармового счастья априори не могут увенчаться успехом, и в конце концов их долги отходят нам. Вот тут начинается триллер, который обычно заканчивается «круглым столом», в центр которого помещается Уголовный кодекс. А там две статьи – 159-я, часть 1-я «Мошенничество» и 165я – «Причинение имущественного ущерба путем обмана и злоупотребления доверием». На основании их мы популярно объясняем клиенту, что вернуть долг – в его интересах, потому как альтернатива одна – отправиться валить лес, который не сажал, в те края, где голубые сосны подпирают небо. Обычно понимают.

– Это вы о романтиках. А как быть с идейными борцами за чужие денежные знаки?

– Ну это – публика прожженная, циничная, работает виртуозно, на кураже и с огоньком. Их морально-нравственное кредо – «и вам плохо, и нам хорошо». Изобретательность жуликов не знает предела – для того чтобы улизнуть от ответственности, они меняют место жительства, продают квартиры, пытаются отказаться от заключенного договора, искусственно меняют почерк, используют поддельные и ворованные паспорта… Некоторые, «потеряв» паспорт, даже худеют до неузнаваемости, чтобы их новый лик на новом документе не имел ничего общего со старым.

Но на любое криминальное ноу-хау есть противоядие. Мы используем методы дактилоскопической, графологической экспертиз и полиграфное исследование («детектор лжи»). И платить мошенникам все равно приходится. Причем чем дольше они бегают от правосудия, тем хуже для них – на долги накручиваются проценты по кредиту, неустойка, плата за введение ссудного счета… В результате первоначальный кредит вырастает в несколько раз. И самое главное – суд (а мы аккуратно передаем туда дела на всех мошенников) все равно заставит все это выплатить или ответить за кредит своим имуществом.

– А если продвинутый клиент придет к вам с адвокатом?

– Для нас это еще лучше – профессионал профессионала быстрее поймет. Я, кстати, всем должникам рекомендовал бы приходить к нам с адвокатами, чтобы не тратить попусту время на юридический ликбез. Недавно у нас был один клиент – юрисконсульт крупной фирмы, который пытался перевести дело о мошенничестве в гражданско-правовое русло. Мы вместе полистали Уголовный кодекс, и сейчас он аккуратно платит кредит и неустойку.

– Есть, наверное, и топ-мошенники – куда ж без них?

– Этих отличают эгоизм и безудержная страсть к наживе. Самоуверенные и беспощадные, они испытывают сильнейшее возбуждение при одном взгляде на добычу. В расставленные ими сети попадают, как правило, алкоголики, бомжи, пенсионеры и другие социально не защищенные и юридически не подкованные граждане.

Действуют рептилии криминальных джунглей просто и эффективно: находят гражданина (по их понятиям – «теплого», «лоха») и непринужденно предлагают тому заработать, к примеру, сотню долларов за час. В результате клиент заглатывает наживку вместе с поплавком, и наспех сколоченное акционерное предприятие по производству денег из воздуха летит, например, к ближайшему магазину, который продает товары в кредит, и на паспорт «лоха» мошенники приобретают в кредит целый веер товаров – мобильные телефоны, холодильники, телевизоры, компьютеры и даже автомобили.

По условиям договора с банком клиент имеет право приобрести товаров на сумму до 300 тысяч рублей. А через пару месяцев на владельца паспорта выходят работники банка и убедительно просят вернуть кредит. Иногда должниками банка становится целая группа безжалостно облапошенных товарищей.

С топ-мошенниками мы работаем максимально жестко. Многие сотрудники агентства имеют боевой и оперативный опыт, служили в горячих точках, среди них – два кавалера ордена Мужества. Для профессионалов, которые в свое время проводили переговоры с террористами, убедить «разводил» отдать ворованное – не самая большая проблема.

– И каковы ваши методы воздействия? Иголки под ногти загоняете?

– Весьма, кстати, распространенное заблуждение. Но настоящий спецназовец, вопреки таким предположениям, головой не кирпичи раскалывает – он ею думает. В агентстве, между прочим, все работники с высшим образованием (как правило, юридическим или экономическим), а то и с двумя. Так что не стоит демонизировать стиль и методы нашей работы. И вообще – зачем применять силу, когда есть Уголовный кодекс? Очень действенный инструмент, между прочим. В работе с особо упертыми мы просто поднимаем «дремлющие» статьи УК.

Кстати, один из принципов нашего агентства – использование только законных методов работы, не наносящих урона имиджу наших клиентов.

В свое время мы вместе с оперативниками МУРа разрабатывали широко известный в Москве мошеннический дуэт Каргина и Шапошникова. Эти виртуозы в свое время развели пол-Москвы, набрав через подставных лиц в «Русском стандарте» кредитов на сотни миллионов рублей. Сейчас гении кредитных махинаций полируют нары на соликамской зоне. Сроки суд им «нарезал» немалые – одному шесть, другому семь лет. Отправились в места не столь отдаленные и другие устойчивые преступные группировки – Марии Губернской, Татьяны Яшиной, Данилы Фролова, Татьяны Тихомировой и другие. Более сговорчивые мошенники, сумевшие вернуть деньги и за себя, и за тех, кого они «развели», получили условные сроки. Так что альтернатива у них небогатая – либо вернуть похищенное, либо менять среду обитания.

– Каков социальный состав профессиональных мошенников?

– Что лично меня удручает – много студентов и женщин. Часто студенты приезжают в Москву из других регионов – пощипать столичные банки. Помнится, брали мы с поличным группу подъехавших к банку мошенников-студентов, которые «накручивали лохов» прямо в салонах своих машин. На допросе юные дарования честно признались, что не испытывают к своим жертвам ни малейшей жалости: «Скупой платит дважды, тупой платит трижды, а лох платит всю жизнь». В результате они заплатили и за себя, и «за того парня», которого до этого «развели на бабки». Кстати, это тоже один из принципов нашей работы – мошенник платит за все. И за всех, на чьей доверчивости нажился.

– Но почему всевозможные проходимцы с необыкновенной легкостью берут в банках кредиты на сотни тысяч, а законопослушным гражданам отказывают без объяснения причин?

– В подавляющем большинстве столичных банков до сих пор из рук вон плохо работает система оперативной проверки кредитоспособности клиента – так называемый скоринг-контроль. Мы же разработали уникальную и не имеющую аналогов, на мой взгляд, систему скоринга, которой очень активно пользуемся.

– Подробнее можно?

– Увы, не могу. Коммерческая тайна.

– Что все-таки мешает нашим гражданам выстраивать доверительные отношения с банками, выдающими потребительский кредит?

– В России, в отличие от Европы, ни у кого нет своей кредитной истории, которую так боятся запятнать заемщики в любой европейской стране. Не все понимают, что, приходя в банк за кредитом, они автоматически формируют свою кредитную историю. Потребительский кредит стал своего рода разведкой боем перед ипотечным кредитованием, которое все равно будет раскручиваться в нашей стране.

– В последнее время кредитный портфель в российских банках растет как на дрожжах…

– И неудивительно. Будущее, как ни крути, все равно за потребительскими кредитами. Нормальному человеку целесообразно получить мобильный телефон, холодильник, компьютер, телевизор, стиральную машинку или автомобиль уже сейчас. И тут же начать пользоваться ими. А расплачиваться за покупку частями. Специалисты утверждают, что в ближайшие пять лет объем российского рынка потребительского кредитования превысит 50 миллиардов долларов. Уже сейчас размер российского рынка кредитования составляет, по разным данным, от 15 до 17 миллиардов долларов.

 

<< вернуться обратно на сайт